Удержать Казань — LegendaPress

Удержать Казань

Воеводы, назначаемые Москвой в Казань, в первую очередь должны были заботиться о поддержании стабильности на вверенных им землях.

Поддержание стабильности

Воеводы, назначаемые Москвой в Казань, в первую очередь должны были заботиться о поддержании стабильности на вверенных им землях. Это было нелегким делом — хотя к 1557 г. воеводам Ивана Грозного удалось покорить большинство территории бывшего царства.

До полной победы было еще далеко: здесь периодически вспыхивали восстания, которые было сложно подавлять.

С другой стороны, на границах тоже было неспокойно. Хотя вскоре после падения Казани татарские Астраханское и Сибирское ханства были уничтожены, другие осколки Золотой Орды еще продолжали существовать и представляли постоянную опасность.

Для защиты от них требовалось создать мощную оборону. Другими не менее важными проблемами для русских были колонизация новых земель и привлечение части инородцев к военной службе.

Строительство крепостей

В техническом отношении укрепление обороны этих земель заключалось в строительстве крепостей. Свияжск, Лаишев и Чебоксары возникли еще до падения Казани. После ее штурма русские восстановили ее укрепления. Согласно писцовой книге 1565-1568 гг., Казань была окружена стеной, частью каменной, а частью — дубовой, протянувшейся почти на 2 км.

Каждый вечер городские ворота запирались ключом, который хранился у главного воеводы («боярин и воевода большой»), всю ночь Казань охраняли с фонарями сотники, а воевода обходил укрепления; часть населения жила вне стен — в слободах, окруженных частоколом (острогом); в крепости имелось много пушек, ружей и всякого рода припасов.

К 1675 г. каменные укрепления Казанского кремля растянулись на два с лишним километра, а город опоясывала деревянная стена протяженностью свыше 5 км.

Свияжск в 1565-1566 гг. защищала крепостная стена с 7 воротами, 11 башнями и многочисленными бойницами. В середине XVI в. Лаишев окружала деревянная стена длиной около 600 м с 6 башнями 6-метровой высоты; ее дополняла естественная защита. Арск, находившийся примерно в 50 км от Казани, в центре богатого района, описанного Курбским, был после завоевания укреплен.

Прямоугольная башня, являвшаяся частью его крепостной стены, существовала еще в конце XIX в. После восстания черемисов 1584 г. были укреплены Царево-Кокшайск, Цивильск и Уржум.

Во всех бывших казанских городах стояли гарнизоны, причем самый крупный находился в Казани: в 1565-1568 гг. он насчитывал около 1000 человек, в 1637 г. — 2620 человек (часть их были заняты вне Казани, поэтому фактически гарнизон состоял из 1796 человек).

Меньшими силами располагали Свияжск (500 стрельцов в 1625 и 1637 гг., 112 — в 1661 г.), Чебоксары (317 стрельцов в 1625 г., 389 — в 1661 г.), Козьмодемь-янск (253 стрельца в 1661 г.) и другие административные центры. Даже в маленьких городках (пригородах) Лаишеве, Малмыже, Арске и других имелось по 20-40 стрельцов. Этого хватало для поддержания порядка, но не для борьбы с периодически вспыхивавшими здесь в XVI-XVIII вв. восстаниями.

Защита границ

Еще более важным делом была защита границ. Выше уже отмечалось, что рубежи Казанского царства не были четко определены. Москва решила обозначить их, построив оборонительные сооружения: no man’s land (ничья земля) вокруг бывшего царства все больше и больше привлекала русских.

С запада и северо-востока соседями Казани являлись уже ставшие русскими Вятский и Пермский уезды и Урал, которому вскоре предстояло войти в состав Русского государства. Юго-восточная граница бывшего царства теперь, видимо, проходила по нижней Каме.


Хуже было на юго-западных рубежах казанских земель, где остро стояла проблема их защиты и демаркации. Это была малонаселенная местность; жившая здесь мордва, фактически не подвластная татарам, неучаствовала, в отличие от черемисов и чувашей, в обороне Казани.

А границей расселения русских была засечная черта, протянувшаяся от Тетюшей (в 100 км ниже Казани по Волге ) до Алатыря (основанный Москвой в 1552 г. город на Суре). Территории будущих Пензенской и Симбирской губерний, формально присоединенные к Московии после падения Казани, еще не были освоены русскими.

В 1571 г. Иван Грозный поручил охранять границы Руси со степью князю Михаилу Воротынскому. Обороной засечной черты Тетюши-Алатырь командовал воевода, стоявший на Волге. Но регулярное патрулирование границы оказалось малоэффективным и вскоре было отменено.

В конце XVI или начале XVII в. здесь была возведена так называемая «Тетюшская засека» (засека — «поваленный лес»). Начинаясь в Тетюшах, она пересекала Свиягу и следовала на запад вдоль Карли (приток Свияги) до Алатыря. Ее охраняли полки, состоящие из служилых татар, местных русских крестьян и чувашей.
К середине XVII в. Тетюшская засека за Свиягой уходила уже не на запад, к Алатырю, а на юго-запад, где должна была соединяться в Корсуне, на Барихе, с укрепленной линией, которую начали строить севернее зоны Пенза-Симбирск.

Засечная черта

Необходимость строительства новой засечной черты возникла после русских завоеваний на юго-востоке, в районе рек Мокша и Цна. К середине XVII в. русские продвинулись уже на 100 км южнее тех мест, которые они приобрели после разгрома Казанского царства.

Следовательно, граница, ранее проходившая по линии Алатырь-Тетюши, теперь сместилась на засечную черту Керенск-Верхний Ломов-Нижний Ломов-Инсар-Саранск- Корсун-Симбирск. Керенск был построен в 1645 г., позднее были возведены города-крепости Верхний и Нижний Ломов, Инсар, Саранск и Корсун.

Русская колонизация развивалась здесь активно. Засечная черта Керенск-Корсун уже через двадцать лет перестала быть пограничьем: в 1664 г. в 100 км южнее Саранска была основана Пенза, имевшая гарнизон и укрепления.

Саранскому воеводе было поручено построить вал, который должен был соединиться под Верхним и Нижним Ломовом с Керенско-Корсунской засечной чертой. Эти работы велись до 1694 г.
Тем не менее, старая засечная черта продолжала функционировать.

Еще в 1680 г. инсарскому воеводе князю Кугушеву было поручено следить за границей между Инсаром и Ломовом, а также между Инсаром и Саранском. Воевода Федор Кольцов в 1691 г. был направлен в Корсун, чтобы «воинские бъ люди къ Синбирску, и къ Корсун, и къ Синбирской и къ Корсунской черте, и къ Малому Корсунову и къ Соколскому острогу, на руские, и на татарские и на мордвинские деревни» не нападали.

Читайте дальше Какао-пища богов. История на кухне

Читайте дальше Россия-Испания. Матч века

Читайте дальше Россия — Саудовская Аравия. Прогноз и Анализ

Комментарии к статье (3)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.