Ферганская Резня. Как это было. Часть 2 — LegendaPress

Ферганская Резня. Как это было. Часть 2

В 1989 г. прошли погромы, убийства людей и националистические бесчинства не только в Ферганской, но и в Ташкентской и Андижанской областях Узбекистана. Но особым местом среди них стоят Ферганские события. Уж здесь-то экстремисты показали себя во всём своём неприглядном виде. И сегодня, спустя десятилетия, остаётся всё ещё актуальным осмысление тех событий. Это диктуется не просто праздным любопытством, но стремлением понять механизм кровавого конфликта, выявить причины, определить силы, которые воспользовались напряженной обстановкой и спровоцировали конфликт.

Фергана. Время и место

Определение «Ферганские» привязывает события к определенному месту — Ферганской области. Обычно предметом рассмотрения становится то, что произошло в Фергане между 3 и 12 июня 1989 г.

Однако, июньским событиям предшествовали майские столкновения в Кувасае, которые, по всей видимости, подтолкнули июньские беспорядки, то есть Ферганские события в узком смысле.

За собственно Ферганскими событиями последовали отдельные спорадические беспорядки в других узбекских областях, происходившие вплоть до марта 1990 г., и бегство большинства турок из Узбекистана.

Таким образом, «события» в широком смысле происходили по меньшей мере в семи областях Узбекистана, задели соседние районы Таджикистана и охватили период с мая 1989 до конца 1990 года.

Кроме того, Ферганские события серьезно осложнили положение турок в прилегающих к Ферганской области районах Киргизии, многие из них стали опасаться за свою безопасность. Происшедшие через год, в июне 1990 г. Ошские события заставили многих местных турок бежать в Казахстан или в Россию.

Впоследствии Ферганские и Ошские события, судя по более поздним интервью, слились в представлениях этих людей в единое целое, в непрерывную череду угроз туркам со стороны узбеков.

ферганская резня

События собственно в Ферганской области проходили в три этапа. Первый этап — столкновения между турками и условным «коренным населением» в Кувасае во второй половине мая.

Второй — беспорядки, главным образом нападения на турок в Фергане, Маргилане и соседних населенных пунктах. Интересно, что в самом Кувасае в это время ничего существенного не происходило, хотя, казалось бы, именно там было больше всего желающих «отомстить» туркам и именно столкновения должны были возобновиться.

Третий — беспорядки в Коканде и соседних районах. Примечательно, что в Коканде турок было очень мало, а в соседних районах практически не было совсем. Однако, именно в Коканде и окрестностях беспорядки приняли наибольший размах, а толпа действовала наиболее активно.

Июньские события представляют собой кульминацию беспорядков, если оценивать их по таким показателям, как число жертв, количество участников и масштаб разрушений.

А динамика исхода месхетинских турок из Узбекистана  позволяет утверждать, что не менее важные с точки зрения последствий события происходили в других узбекских областях во второй половине 1989 — первой половине 1990 г.

Скромный масштаб беспорядков и собственно насильственных акций заставляет говорить о том, что в этот период действовали в первую очередь другие факторы.

Участники: «турки»

Безусловно, жертвами насилия стали люди, идентифицируемые и идентифицирующие себя как турки (несколько позднее — месхетинские турки).

В Кувасае во время событий 23-24 мая нападавшая сторона встретила отпор. Напротив, во время июньских беспорядков асимметрия насилия была еще более выраженной. Турки действительно в основном играли пассивную роль жертв, в этом смысле разговоры о «столкновениях» не имеют под собой почвы.

Пассивность была вызвана разными обстоятельствами: неожиданностью нападения, дисперсным характером расселения и пр.

В отдельных местах месхетинцы пытались организовать сопротивление, но эти попытки были пресечены милицией и войсками. Например, 3 июня к самообороне готовились турки в поселке Комсомольском, но собравшуюся дружину солдаты ВВ разогнали по домам.

ферганская резня

Во время и после ферганских беспорядков «турки» — местные лидеры и активисты, а также «просто» пострадавшие от погромов — получили возможность высказаться публично.

У них брали интервью, их суждения цитировали или (чаще) пересказывали СМИ, позднее появились резолюции турецкого Временного Организационного Комитета и созданного на его основе общества «Ватан».

Вполне естественно, что люди, выступавшие в качестве «представителей» турок, или «турецкого народа», видели или называли в качестве жертв только свою этническую группу.

Эта точка зрения была многократно и широко ретранслирована. Остальные компоненты события остались как бы в тени или заслужили существенно меньшего внимания.

Депортация

Сами власти изначально видели в событиях агрессию против турок или рассматривали турок в качестве «стороны» столкновений. Так, с самого начала большие усилия были затрачены на вывоз месхетинцев в безопасное место.

Турки выступали в двух разных качествах — они были жертвами массового насилия и пострадали как люди, принудительно переселенные из своих домов и вообще из Узбекистана.

СМИ, а зачастую и сами турецкие активисты не разделяют эти два состояния. Месхетинцы Ферганской области были практически депортированы в Россию.

Последующее переселение турок из других областей Узбекистана было уже обусловлено сложным стечением обстоятельств. В частности, наряду в «выталкивающими» действовали и «вытягивающие» факторы.

В конце 80-х годов активизировалось месхетинское движение за возвращение в Грузию, и многие турки в то время жили надеждами на скорое переселение в Ахалцихский регион.

Этим отчасти можно объяснить, почему десятки тысяч турок сравнительно легко бросали нажитое и уезжали. Позднее, в других обстоятельствах и в других регионах, когда также возникала угроза этнического насилия.

Например, в Краснодарском крае с начала 90-х годов до настоящего времени, в Кабардино-Балкарии в 1994 г. Месхетинцы такой подвижности уже не демонстрировали.

Можно утверждать, что этническую границу между жертвами и агрессорами проводила не только толпа погромщиков. Вольно или невольно «этническую» версию событий создавали объеденными усилиями сами погромщики, их жертвы, власти и СМИ.

ферганская резня

Между тем, есть серьезные возражения против того, чтобы сводить происшедшее к нападениям на месхетинцев. Нападениям толпы подвергались не только турки.

Не только турки

Примечательно, что о Ферганских событиях высказывались также разные активисты и структуры крымскотатарского движения; для них слово «Фергана» означает уже погромы не только турок, но и наравне с ними и крымских татар.

В представление о Ферганских событиях как исключительно расправе с турками не очень хорошо вписываются беспорядки в Кокандской зоне. Именно там, где турок было очень мало или не было совсем, столкновения носили наиболее ожесточенный характер.

Что примечательно, они произошли уже после того, как были подавлены (или прекратились) выступления в восточной части области и власть смогла взять ситуацию под контроль. По официальным данным, только половина погибших была идентифицирована как турки-месхетинцы.

Кто были остальные жертвы? Нападала ли толпа только на тех, кого считала турками или также на тех, кто помогал туркам? При каких обстоятельствах погибли 36 (или, по другим данным, 38) человек, которых отнесли к узбекам?

Около 20 человек якобы погибли 7-8 июня в Коканде у здания горкома партии, когда войска применили оружие на поражение. Как и когда погибли остальные? Официальные материалы не дают четких ответов на эти вопросы кроме того, что один из погибших «узбеков» был сотрудником милиции.

Участники: «узбеки»

Из кого состояла нападавшая сторона, или «погромщики»?

Официальные оценки общей численности активных участников беспорядков в Ферганской области, то есть лиц, как бы представлявших нападавшую сторону, лежат в диапазоне от 10 тыс. Бывший начальник УКГБ по Ферганской области Н.Г.Лесков до 70 тыс. чел. (Генеральная Прокуратура СССР).

Большого практического значения эти оценки не имеют и если и позволяют судить о размахе событий, то весьма приблизительно. Очевидно, что понятие «участие» может трактоваться как угодно широко — от руководства устойчивой группой до однократного похода на митинг.

Разумеется, при общей аморфности наших представлений о событиях понятие «участники» невозможно толковать иначе как расширительно, то есть как совокупность людей, каким-либо образом активно обозначивших свою причастность к происходящему, как минимум — присутствием в толпе.

Нас в первую очередь интересует активная часть участников — то есть непосредственно погромщиков и те, кто штурмовал административные здания и промышленные объекты.

Практически во всех публикациях и во всех свидетельствах очевидцев речь идет о том, что подавляющее большинство активистов было представлено молодыми людьми. Называют разные возрастные диапазоны, но все они лежат в пределах 15-30 лет. В сельской местности в погромах участвовали и люди более старшего возраста.

ферганская резня

Данные объединенной оперативно-следственной бригады показывают, что хотя основные события разворачивались в городах, большинство участников, в том числе активных, составляли сельские жители.

Преобладали работники, занимавшиеся неквалифицированным физическим трудом, но, по словам начальника Главного следственного управления МВД СССР В.Панкина.

Были и представители интеллигенции (сельские учителя, врачи), некоторые руководители предприятий, колхозов и совхозов, а также работники милиции.

Участники беспорядков съезжались в города из разных районов области. Можно даже говорить о людской волне, устремившейся из кишлаков в города.

В постановлении бюро Ферганского обкома КПУз. по итогам событий было отмечено, что Бувайдинский, Кувинский, Фрунзенский, Язьяванский райкомы сумели блокировать массовые попытки молодежи принять участие в беспорядках в соседних городах.

По данным оперативно-следственной бригады, в Коканде было выявлено около 700 участников беспорядков, из них 127 кокандцев, 118 жителей Риштанского района, 37 — Бувайдинского, 94 — Узбекистанского.

Иными словами, в беспорядках участвовали люди, в своей повседневной жизни, как правило, не сталкивавшиеся с турками-месхетинцами и, возможно, имевшие о турках весьма смутное представление.

Соответственно, предполагается и участие непосредственных соседей турок: кто-то должен был указывать, где они живут.

Беспорядки

По словам Б.Дзиова, заместителя начальника Главного Управления уголовного розыска МВД СССР, среди участников беспорядков насчитывалось очень мало безработных и ранее осужденных. Это же подтверждал областной прокурор А.Атаджанов.

В середине июля из 102 арестованных было 16 ранее судимых и 8 безработных, но каждый пятый был комсомольцем. По словам Г.Чуглазова, следователя по особо важным делам при Прокуратуре СССР, из арестованных к концу октября 200 человек нигде не работающих оказалось 44, ранее судимых 27.

В начале событий распространялись слухи о том, что к беспорядкам призывали активисты «Бирлика». Многие турки до настоящего времени уверены, что именно «Бирлик» участвовал в организации погромов.

Подобное отношение можно объяснить тем, что движение «Бирлик» в 1989-90 гг. прочно ассоциировалось у многих с узбекским национализмом как таковым.

Однако фактического подтверждения эти сведения не нашли, что было признано и официально. Об этом говорила, в частности, секретарь Ферганского обкома по идеологии Т.А.Эгамбердиева.

Характер действий активной стороны. Из чего, собственно, состояли «беспорядки»? Безусловно, они включали в себя нападения на турок.

ферганская резня

По опубликованным свидетельствам местных жителей и местных властей, погромы разворачивались примерно по одной схеме.

Всё начиналось с распространения слухов о том, что в городах (Фергане, Кувасае, Маргилане) бесчинствуют банды турок, которые мстят узбекам за кувасайское столкновение.

Слухи распространялись и стихийно, и якобы целенаправленно; в последнем случае действовали мужчины преимущественно молодого возраста, разъезжавшие на машинах без номерных знаков. Об «эмиссарах» неоднократно упоминали в прессе.

Агитаторы

Сложно до конца оценить, насколько большую роль играли «агитаторы» и были ли они вообще. Фактом остается то обстоятельство, что в короткий отрезок времени по сельским районам быстро распространились панические слухи об ожидаемых в ближайшее время атаках турок.

В махалля собирались стихийные митинги, многие вооружались подручными средствами — топорами, вилами, арматурными прутьями — для «самозащиты».

Наиболее горячие молодые люди сами шли или ехали в город или соседний район. Толпа в несколько десятков или сотен человек, вооруженных камнями, холодным оружием и бутылками с бензином.

И на захваченных машинах (тракторных прицепах) направлялась туда, где якобы надо было давать отпор туркам.

Пресса публиковала мнения о том, что убийства и поджогов совершали подобные, сравнительно немногочисленные «ударные группы».

А собирающаяся вокруг толпа создавала видимость массовой поддержки или даже довершала начатое «активистами».

По словам Б.Б.Дзиова, в области во время событий действовало несколько мобильных групп численностью по несколько десятков или сотен человек. Которые совершали погромы и убийства в отдалении от собственных районов.

«Ташлакская» группа насчитывала около 400 человек, она совершила, в частности, групповое убийство в Кувинском районе. Были аналогичные группировки из Ахунбабаевского, Ферганского, Кувинского районов.

Погромы совершали не только прибывшие из других районов, но и непосредственные соседи турок. Кто-то должен был указывать, где живут турки. Вряд ли многотысячные толпы зевак или сочувствующих погромщикам могли себе позволить разъезжать из района в район.

События не сводились к нападениям на дома, где жили турки. В некоторых населенных пунктах (например, в Коканде, Риштане, Фергане) толпа (а точнее, группы вроде народных дружин). Осматривала проходящий автотранспорт, в том числе рейсовые автобусы и искала турок.

Были попытки блокировать автобусы, перевозившие турок под охрану на полигон в Фергане, нападений на полигон и преследования турок, эвакуированных в Аштский район Таджикистана.

Коканд, июнь 89-й г.
Коканд, июнь 89-й г.

Кроме того, во время событий в области, в частности, в Фергане, Риштане, Коканде, проходили митинги, на которых толпа выдвигала какие-то лозунги и требования.

Толпа

Толпа блокировала административные здания: Ферганский обком, Кокандский горком, Ташлакский райком, насколько зданий отделов внутренних дел. Были попытки штурма этих зданий, порой успешные, так, в Ферганский обком толпа прорывалась по меньшей мере два раза, 4 и 5 июня.

В Коканде толпа захватывала промышленные предприятия и железнодорожный вокзал. В Яйпане и Бешарыке погромщики пытались захватить в отделениях милиции оружие.

Был опубликован также ряд свидетельств об угрозах отдельным чиновникам, людям, которых подозревали в помощи туркам, военнослужащим, а также и нападениях на них. Таким образом, у участников событий с «узбекской стороны» было помимо турок немало объектов приложения сил.

Вообще, девать обобщенные оценки роли толпы, опираясь на имеющиеся свидетельства, крайне сложно. Вероятнее всего, то, что внешние наблюдатели (партийные работники, журналисты, военнослужащие ВВ) воспринимали как агрессивную толпу, не являлось чем-то монолитным.

Было активное ядро, были сочувствующие, активно выражавшие свое сочувствия, были зеваки, а были, возможно, и просто мародеры, тащившие все, что плохо лежало.

Но и сводить роль толпы к наблюдению за действиями «активистов» и к пассивной поддержке было бы неверным: большие массы народа, например, успешно блокировали войска на подступах к Коканду, осаждали административные здания.

Численность осаждавших РОВД в Ташлаке, например, оценивается от 3 тыс. до 5-6 тыс. человек.

Областные и республиканские газета сообщали, что во время событий под контролем властей было создано более 900 отрядов самообороны, в которые вошло более 10 тыс. человек.

Нигде, однако, не приводились подробности создания этих формирований, и не сообщалось, от кого их участники собирались обороняться.

Встает законный вопрос, можно ли было на практике провести границу между этими отрядами и якобы самочинно созданными группировками, уничтожавшими турок тоже как бы в целях самообороны.

Списки жертв

После событий публиковалось множество суждений, которые невозможно однозначно интерпретировать: о том, что оружие для беспорядков готовилось заранее, что заранее составлялись списки турок и пр.

Я склонен видеть в них отголоски преувеличенных слухов, распространявшихся во время беспорядков. Никаких определенных подтверждений такие суждения не нашли, а их появлению можно найти простые объяснения.

Списки турок действительно могли попытаться составить или достать в местных органах власти во время беспорядков «активисты». Могли поспешно заготовлять во время событий заточки из арматуры и бутылки с бензином, благо это занятие не требует особенных усилий.

Мотивы и требования активной стороны. В отличие от «турок» голос другой стороны (условных «узбеков») во время событий практически не слышен.

Мы не можем определенно говорить, как составлявшие ее люди видели происходящее. Разумеется, в природе существуют оперативные, следственные и судебные материалы, показания свидетелей. Задержанных, подследственных и подсудимых, их жалобы и ходатайства.

В данном случае эти тексты не имеют большого значения, отчасти из-за их недоступности, отчасти из-за смены контекста: это уже голоса не участников событий. А людей, вынужденных оправдываться и защищать себя в радикально изменившейся обстановке.

Письменные источники содержат фрагментарные описания образа действий «погромщиков» и отчасти — их представлений о происходящем и мотивов. Но эти описания скорее передают впечатления и интерпретации сторонних наблюдателей, чем «прямую речь» непосредственных участников.

8268 14.04.1989 Солдаты задерживают молодчиков на улицах Коканда. Утарбеков/РИА Новости
14.04.1989 Солдаты задерживают молодчиков на улицах Коканда.

Руководствовались ли «погромщики» и сочувствующие им стремлением нанести вред туркам (уничтожить, выселить, избить)? Судя по результатам их действий — да.

Уничтожение

Во время июньских событий погромщики атаковали дома и улицы, где жили турки. Обычно несколько или даже несколько десятков месхетинских семей жили друг с другом по соседству, такое расселение облегчало погромщикам поиск жертв, но исключало серьезное сопротивление.

Проводили ли погромщики четкое различие между турками и другими меньшинствами, то есть преследовали ли турок именно как турок? Ответ положителен с рядом оговорок.

После кувасайских событий в области, например, по словам С.Н.Абашина, в Куве. Говорили о стычках с «чеченами», таким образом, говорившие не всегда ясно представляли, о ком идет речь.

Нет полной ясности, что во время июньских событий все участники в качестве противника воспринимали именно турок (а не вообще «кавказцев») и что ясно понимали, кто такие турки.

Турки в Ферганской области действительно представляли собой основную «кавказскую» по происхождению этническую группу. Однако, среди других «кавказцев» жертв почти не было.

Среди жертв были крымские татары, но в целом крымскотатарское меньшинство в Ферганской области, сопоставимое по численности с турками, не  пострадало.

Почему нападавшие видели в турках врагов, подлежавших уничтожению? Сообщения о беспорядках не содержат упоминаний о каких-либо внятных претензиях к туркам как таковым.

Но практически все сообщения описывают не только действия погромщиков, но и настроения окружающего населения как стремление защититься от агрессии. То есть турок воспринимали не как жертвы, а как нападающую сторону.

Эти настроения проникали даже в верхние эшелоны власти Узбекистана, так, председатель Совета Министров Уз.ССР якобы настаивал на эвакуации турок из Ферганы. И мотивировал это тем, что турки могут «сняться» с охраняемого полигона и толпой пойти в город.

Уже после июньских событий в Ферганской области ходили слухи о турках, скрывающихся в окрестных горах и собирающихся мстить узбекам.

Месть

По сообщению ряда источников, еще одним ключевым понятием, использовавшимся во время событий для характеристики мотивов нападавших, было (наряду с «защитой») было слово «месть». Активисты событий не только клялись «отомстить туркам» (в том числе публично, на митинге), но и требовали этого от других.

Толпы осаждали административные здания и даже пытались их захватить. Но эти действия нельзя квалифицировать как стремление свергнуть местную власть, уничтожить ее поставить и поставить на их место какие-то иные структуры.

Власть была адресатом требований, хоть и выдвинутых в весьма непочтительной манере. Что требовала от власти толпа?

Представители следственной группы очень определенно говорили о том, что имеющиеся у них материалы не позволяют утверждать, что участники беспорядков имели сколько-нибудь определенную программу действий и выдвигали бы какие-нибудь четкие лозунги.

Публикации в прессе и рассказы очевидцев убеждают в том же. В Кувасае во время майских событий и во время митингов в Ташлаке и Маргилане раздавались требования к властям о выселении турок. Они не были четко оформлены и дальнейшие действия толпы не имели никакой связи с их выполнением или невыполнением.

Сообщения из районов наиболее активных беспорядков (Ташлак, Фергана, Коканд) непременно упоминают три требования: выдать турок, выдать милиционеров, стрелявших в толпу, освободить задержанных. Еще были сообщения о требовании «защитить узбеков от турок».

Во время беспорядков собирались массовые митинги, в том числе около здания Ферганского обкома и Кокандского горкома КПУз. Отдельные, не слишком подробные, сообщения упоминают о том, что власти предъявлялись и другие претензии.

Якобы на митингах шел разговор о плохой экологической обстановке (в связи с чем толпа требовала закрытия Новококандского химического комбината и других предприятий), о низких закупочных ценах на хлопок и других социальных проблемах.

ферганская резня

Выдвигались ли во время событий какие-то более общие требования и лозунги? Сообщения об этом расплывчаты и противоречивы.

Требования толпы

Прокурор области А.Атаджанов говорил о том, что во время событий распространялись (непонятно, насколько широко). Листовки (также неясно, рукописные или печатные) с подписью «Священные узбеки».

Есть свидетельства того, что в Коканде на площади Ленина в толпе было зеленое знамя. В частности, его видел из вертолета 8 июня корреспондент «Ферганской правды» Макс Лурье.

Там же, на площади в Коканде в толпе были заметны портреты Ленина. По оперативным данным МВД, в Коканде же на площади были антирусские лозунги: 5-метровый транспарант и табличка с тем же текстом поменьше.

Впрочем, содержание текста не сообщалось. По мнению следователей, это более всего было похоже на самодеятельность отдельных лиц. Таким образом, нет никаких оснований говорить о существований ясной идеологической мотивации действий погромщиков или о каких-либо далеко идущих планах.

Участники: власти и войска.

Власть не была едина: в событиях принимали участие различные структуры, представлявшие разные властные эшелоны. Многие структуры друг другу не подчинялись, и возникали разные центры силы.

«Москву» представляли как минимум Внутренние Войска во главе с командующим ВВ и представителями Главного Управления ВВ МВД СССР. И оперативно-следственная бригада во главе с представителем Генеральной Прокуратуры СССР.

Задолго до июньских событий ситуацию в Ферганской области пытались держать под контролем республиканские власти. А областные и районные власти пытались предотвращать или гасить беспорядки с момента кувасайских событий.

Как власти всех уровней видели беспорядки? Можно утверждать, что сосуществовали три версии событий. Власти, во-первых, видели в происходящем «межнациональный конфликт» и тем самым как бы ставили обе «стороны» на одну доску.

Отсюда подавление попыток турок оказать сопротивление, отсюда стремление республиканского руководства как можно скорее вывезти месхетинцев из Ферганы во избежание новых «столкновений».

Во-вторых, власти все-таки защищали турок как жертв агрессии: вывозили на охраняемый полигон, прятали в административных зданиях.

В-третьих, местные власти и особенно представители силовых структур если и не видели в противостоящей им силе «экстремистов», то много о них говорили.

По крайней мере, уже с первых дней риторика защиты от некоего заговора и от «экстремистов» становится преобладающей в выступлениях представителей ВВ, следственной бригады и местных властей.

Во время и после событий в прессе было много упоминаний о том, что местные власти, а также милиция и войска вели себя пассивно и реагировали на происходящее с опозданием. »

Первые дни милиция вела себя растерянно». «Когда начались события, маргиланская милиция скрылась».

«Милиция бездействовала».

Во многих публикациях сообщалось о том, что первые подразделения Внутренних Войск прибыли в область не только без оружия, но и без щитов с касками. В первые дни военные не имели приказа о наступательных действиях и приказа о применении оружия. Есть немало нелицеприятных упоминаний о действиях областного и республиканского начальства.

При более детальном рассмотрении происшедшего складывается более сложная картина. С одной стороны, по формальным признакам трудно утверждать, что власти бездействовали, напротив, в некоторых случаях их реакцию можно оценивать как весьма оперативную.

При том, что в начале событий в принципе было сложно определить их масштаб и характер. В самом деле, сразу же после начала столкновений в Кувасае туда были переброшены подкрепления областного УВД, на место событий прибыли представители обкома и сам начальник УКГБ генерал Лесков.

Кувасайские события обсуждалась на специальном заседании Бюро обкома. Представители обкома были отправлены в Ташлак, где распространялись слухи о предстоявшем обострении обстановки.

Общественность в основном информировалась о ходе событий через областные газеты. Читателям «Ферганской правды» было сообщено о столкновении в Кувасае на третий день после его завершения, что по советским меркам не так уж плохо.

ферганская резня
Фергана, 1989 г. Фото Бориса Юсупова

Еще до начала погромов в Ташлаке 3 июня в Ташлак были направлены дополнительные подразделения Ферганского УВД. Также до 3 июня в Ферганскую область началась переброска милицейских подкреплений из Ташкента и ВВ МВД СССР из разных городов.

Сухой закон

4 июня в области был объявлен комендантский час и сформирована комендантская служба во главе с самим министром внутренних дел Узбекистана. 3 июня руководство Узбекистана приняло решение о создании правительственной комиссии, которая было сформирована 6 июня.

С самого начала событий в области была запрещена продажа спиртных напитков. Группировка ВВ в области была быстро наращена до 13 тыс. человек.

Эвакуация турок на полигон в Фергане, а затем и за пределы области была проведена быстро и в целом организованно. Для её проведения правительство республики якобы сразу же выделило 15 млн. руб.

И хотя необходимо учитывать естественное желание чиновников представить свои действия в наилучшем свете и возможность в этой связи искажения или сокрытия с их стороны тех или иных фактов. Реакция на события представляется достаточно оперативной, тем более что обстановка в первые дни была неясной.

Другое дело, что власти, пытаясь что-то делать, не очень ясно понимали, что от них требуется, отсюда непоследовательность и нерешительность.

Партийные и советские руководители постоянно предпринимали в целом безуспешные попытки уговорить толпу, то есть местная власть до последнего старалась не идти на лишнюю конфронтацию. Мотивы такого поведения в незнакомой обстановке, в общем, понятны.

Очевидно, что тактика и ВВ, и действовавшей вместе с ними местной милиции была оборонительной и реактивной. Войска с некоторым опозданием появлялись там, где собиралась толпа и начинался погром.

Милиция и военные патрули появилась в Фергане и Маргилане только 6 июня. В тот же день ГАИ вместе и войсками начала блокировать основные магистрали и проверять проходящий транспорт в дневное время. Руководство областной автоинспекции позднее объясняло это опоздание нехваткой сил и средств.

Войсковые подразделения в первую очередь занимались охраной объектов, имевших особую важность, в том числе административных зданий.

Во вторую — блокировали турецкие махалля и эвакуировали оттуда турок. Ни в одном сообщении нет сведений о наступательных действиях войск по отражению толпы погромщиков для защиты турок.

Наступление

Наступательные действия (включавшие в себя даже десантирование с вертолета) проводились только в Кокандской зоне в конце событий и преследовали цель. Только освобождения промышленных объектов и административных зданий, окруженных или занятых экстремистами, операция по захвату железнодорожного вокзала в Коканде. По снятию блокады с РОВД и здания прокуратуры в Яйпане.

ВВ в основном не пытались остановить движение больших групп погромщиков по дорогам области, точнее, эффективное патрулирование и блокирование коммуникаций проводились только во время действия комендантского часа в ночное время.

Во всех публикациях есть только два упоминания об успешном блокировании колонн с погромщиками — утром 9 июня на подступах к Коканду и в Аштском районе Таджикистана около лагеря турецких беженцев, то есть, в обоих случаях — «на излете» событий.

ферганская резня

Из публикаций следует, что, может быть, за исключением первых двух дней, войска были оснащены огнестрельным оружием и спецсредствами. И то, и другое применялось, но в ограниченном масштабе (огнестрельное оружие — 6 раз за все время событий) и также в основном в оборонительных целях.

Примечательно, что в событиях никак не участвовали армейские подразделения, том числе Ферганская воздушно-десантная дивизия, подразделения которой были расквартированы, в частности, непосредственно в городе Фергане.

Вряд ли есть весомые основания усматривать на основе этих фактов наличие в действиях войск и властей какого-либо тайного умысла. В них прослеживается своя логика.

Во-первых, безусловным приоритетом в деятельности «силовых структур» была и остается охрана государственных объектов и представителей власти, а защита простых граждан отходит на задний план.

Во-вторых, каждая инстанция и каждый из центров силы стремились брать на себя как можно меньше ответственности и вместе с тем избегать контроля и вмешательства «со стороны».

Пояснение власти

Показательны в этом плане объяснения должностных лиц Ферганской области относительно пассивного поведения войск и милиции в первые дни. Начальник Ферганского УВД генерал С.Ю.Бурханов объяснял свой отказ дать приказ на открытие огня тем, что на это не дал санкцию областной прокурор.

Прокурор же Ферганской области А.Атаджанов ссылался на то, что прокуратура не обязана давать такие санкции, а решение о применении оружия могут принимать сами служащие МВД в случае возникновения ситуаций, угрожающих их жизни.

Командование ВВ списывало опоздание на нечеткую позицию местных властей в начале событий и на неадекватность поступавшей от них информации.

Разумеется, представители силовых структур не горели желанием отдавать приказ о применении огнестрельного оружия: последствия этого были не очень понятны, вместе с тем, не было ясно, как потом происшедшее будет расценено «наверху» и кого сделают «козлом отпущения».

Продолжение следует…

Читайте дальше Ферганская Резня. Как это было. Часть 1

Читайте дальше Ферганская Резня. Как это было. Окончание

Комментарии к статье (0)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.