Тараканова и Орлов. Любовь и Дело — LegendaPress

Тараканова и Орлов. Любовь и Дело

Она всегда обращала на себя внимание, но никто точно не знал, кто она. Даже священнику на исповеди перед смертью она не раскрыла своей тайны. Можно только догадываться, сколько было лет этой таинственной женщине и откуда она родом. У нее было много имен — госпожа Франк, Шель, Тремуйль, Али-Эмете, принцесса Владимирская, Элеонора, принцесса Азовская, принцесса Елизавета Владимирская — всероссийская княжна, а вот именем Тараканова она никогда не пользовалась.

Две Таракановы

Августа

Под именем Таракановой в истории известны две персоны: одна действительная, другая самозванка.
Первая, по имени Августа, рождена от морганатического брака императрицы Елизаветы Петровны с А.Г. Разумовским предположительно в 1744 году. Вначале воспитывалась она в семье родственников Разумовских, богатых украинских помещиков Дараганов (не отсюда ли происходит имя Тараканова?), затем – за границей.

Не пересеклись ли в начале 1770-х годов пути двадцатишестилетней Августы и некоей обаятельной иностранки: ведь в ту пору они пребывали почти в одних краях? Не поделилась ли Августа со своей собеседницей семейной тайной?.. И не решил ли этот разговор появление «принцессы Елизаветы»?
Монахиня Досифея Так или иначе, Августа все же поплатилась своей судьбой – не за самозванку, а за то, что была настоящей дочерью Елизаветы Петровны.

Августа Тараканова
Августа Тараканова

В 1775 году она была по именному повелению Екатерины II насильно привезена в Россию и пострижена под именем Досифеи в Московский Ивановский монастырь (удивительно, совпадают даты появления Досифеи в монастыре и Елизаветы, княжны Таракановой, в крепости). В монастыре Досифея жила уединенно и провела последние двадцать пять лет своей жизни. Монастырь, перестроенные строения которого и ныне можно видеть близ Солянки, пользовался мрачной славой. В нем зачастую содержались под строгой охраной политические узницы. Заключение же Досифеи отличалось особенно жестким режимом. Для нее выстроили отдельный домик, окна которого были обращены к монастырской стене. Никто из инокинь не мог видеть ее лица. Встречи или разговоры с ней запрещались под страхом наказания, церковное богослужение совершали для нее одной.

Благочестие

В церковь Досифея ходила редко, по специальному подземному ходу. Имела, говорят, всегда изысканный стол. Получала из тщательно скрываемых источников большие суммы денег.
После смерти Екатерины II в 1796 году к узнице стали допускаться гости – «высокие особы» из московской знати; некоторые из них говорили с Досифеей «на разных иностранных языках». Самые важные вельможи считали честью для себя быть представленными загадочной монахине, ее стал посещать митрополит Платон.

Она занималась благотворительностью, чтением духовных книг, рукоделием. В монастыре считалась праведной. Росту была среднего, худощава и редкой красоты. На похоронах ее, при большом стечении народа, присутствовали родственники Разумовских. Похоронили ее в 1806 году, в усыпальнице бояр Романовых Новоспасского монастыря.

Самозванка

Вторая – самозванка, присвоившая себе имя княжны Таракановой, тоже отличалась редкой красотой и умом, возраста двадцати трех-четырех лет, роста выше среднего, статная стройная с пышными светло-русыми волосами, белолицая с ярким румянцем и в веснушках, которые так к ней шли. Глаза карие, открытые и большие, а один чуть косил, что придавало ее оживленному лицу особое, лукавое выражение, но все, кто ее видел, находили большое сходство с Елизаветой Петровной. Современники рассказывают, что Елизавета от тайного мужа Алексея Разумовского имела много детей, кто из них остался жив – неизвестно. Но дочь императрицы тоже Елизавета была отвезена к родным Разумовским в Дарагановку, которые земляки переименовали в Таракановку. Царица-мать и приближенные в шутку прозвали девочку Тьмутараканской княжной. В связи с неоднократными переездами ее потеряли из виду и потом совсем забыли.

Княжна Тараканова (самозванка).
Княжна Тараканова (самозванка).

Историки до сих пор не находят ответа: в самом ли деле: кто же она – всероссийская княжна или самозванка?

Европа

Для императрицы Екатерины все претенденты на престол представляли опасность ее правлению, поэтому они были уничтожены, оставалась только самозванка княжна Тараканова.

Княжна о себе рассказывала, что она дочь императрицы Елизаветы Петровны и графа Алексея Разумовского, что детство провела в разъездах. Помнила юг России, глухую деревушку, откуда ее вдруг увезли, как будто старались истребить малейшую память о ее прошлом, не жалели денег и возили из страны в страну, об этом знал фаворит Елизаветы Петровны Иван Шувалов, который тайно ее навещал.
Первый раз, когда он ее увидел, то показался ей очень смущенным, поскольку сходство княжны Таракановой с Елизаветой Петровной было поразительным.

Она свела Европу с ума. Вокруг нее постоянно толпились поклонники.
Она свела Европу с ума. Вокруг нее постоянно толпились поклонники.

Она имела ряд поклонников, которых доводила до разорения и тюрьмы. Преследуемая кредиторами, она перекочевывала из Киля в Берлин, Гент, Лондон, Париж и т.д. В Париже она превратилась в принцессу Владимирскую, стала искать поддержку у влиятельных особ, которые помогли бы ей получить в России наследство, принадлежащее ей по праву. В 1774 году под влиянием окружения польского князя Радзивилла объявила себя дочерью императрицы Елизаветы Петровны и претенденткой на русский престол.

Любовник. Граф Орлов

Выполняя приказ императрицы, граф Орлов направился во Флоренцию, где в то время под именем графини Селинской жила княжна Тараканова со своей свитой и слугами. Узнав о прибытии графа, она приехала к нему в паллацо шумным поездом из нескольких экипажей и большой свитой в несколько десятков человек, чем озадачила графа.

Он принял гостью почтительно, отвел ей недалеко от себя приличное помещение, окружив ее роскошью, и относился к ней точно верноподданный, при посторонних даже не садился. О чем он говорил с княжной, как он выполнял задуманный план, прояснилась ситуация довольно скоро.

Граф Орлов. Любовник и царский агент.
Граф Орлов. Любовник и царский агент.

Исполинская, пышущая здоровьем фигура графа Орлова, его красивые греческие глаза, веселый беспечный нрав и огромное богатство привлекали к нему женщин. Не избежала его обаяния и княжна. Вскоре Алексей Григорьевич стал дарить княжне разные вещи, в том числе медальон со своим миниатюрным, на кости, портретом, осыпанным дорогими камнями.

Игра

Сомнения не было – новая очаровательница полонила сердце графа-исполина, граф открыто ездил с княжной по городу на гулянье, в оперу, в церковь. Очарованный ее красотой, живым умом, готов был бросить свою холостяцкую жизнь и жениться.
Но она сопротивлялась, говоря, что согласится, когда будет на своем месте, когда будет в России, дома, и когда государыня смилуется и признает ее права на престол. Тревожная ситуация вызывала у графа смятение. Сердечная страсть мешалась с реальностью. С одной стороны, он уговаривал княжну выйти за него замуж, с другой стороны, он оставался преданным и покорнейшим слугой императрицы Екатерины.

Женясь на княжне, граф подчинялся зову сердца, а вместе с тем выигрывал и в положении, роднясь с царской кровью, обращая претендентку на престол в скромную графиню Орлову и одновременно угождая императрице.

Арест княжны Таракановой – это последняя служба, которую герой Чесменской битвы, Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский служил Екатерине. В декабре 1775 года он подал в отставку и по собственной просьбе был лишён государственной должности.
Арест княжны Таракановой – это последняя служба, которую герой Чесменской битвы, Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский служил Екатерине. В декабре 1775 года он подал в отставку и по собственной просьбе был лишён государственной должности.

Княжна боялась обмана, предательства, веря его чувствам, думала, что как жену он ее не предаст. Ей льстило, что граф Орлов, совершив подвиг, помог императрице Екатерине взойти на престол, но не вспомнила о другом тяжком грехе графа, как помог избавиться от императора Петра III.

Венчание

Согласившись обвенчаться с графом на русском корабле в православной церкви, общество двинулось к морю. Жених был особенно почтителен, осыпая ее нежными признаниями. Для них были приготовлены шлюпки. На корабле наблюдалась особая предпраздничная суета, готовилась закуска, танцы. Все готовились к венчанию.

Княжна была счастлива, что скоро она будет в России, где сбудется ее мечта, и она станет Елизаветой II. В самый разгар праздничного веселья вдруг появились вооруженные матросы, подошли к свите, окружающей княжну, и потребовали всех сдать оружие, громко провозгласив:
– По повелению императорского Величества вы арестованы!
Княжна закричала:
– Насилие! На помощь! Сюда…!
Она искала глазами графа, ей ответили:
– Граф по велению императрицы и адмирала арестован!
Княжна пошатнулась и упала без чувств. Прислуга княжны была также арестована и перевезена на другой корабль.

Орлов до конца смерти будет мучатся от своего вероломства. В 1807 году Орлов умирает, сражённый страшной болезнью. 70-летний граф от боли кричал так страшно, что кареты объезжали по соседним улицам. А у дома играл оркестр каждый день, дабы заглушать крики умирающего.
Орлов до конца смерти будет мучатся от своего вероломства. В 1807 году Орлов умирает, сражённый страшной болезнью. 70-летний граф от боли кричал так страшно, что кареты объезжали по соседним улицам. А у дома играл оркестр каждый день, дабы заглушать крики умирающего.

Слуга Государева. Граф Орлов

Закончилось вопиющее и безбожное дело, граф Орлов навек запятнал себя еще более черным делом, которое ни Чесменскими, ни другими заслугами, не укрыли его от людского и божьего суда.
Граф Орлов-Чесменский выполнил полученный приказ от императрицы Екатерины II – схватить «побродяжку» и доставить ее в Петербург, что он и сделал, обманным путем заманив ее на русский корабль.
Двадцать четвертого января 1775 года из Кронштадта в Петропавловскую крепость была доставлена «секретная пленница» и была помещена в Алексеевский равелин. Напуганная грозной обстановкой княжна Тараканова поняла, что ее ожидает, но не сдавалась и утверждала, что она дочь Елизаветы Петровны и имеет весомые доказательства, завещание в ее пользу. Никакие пытки не могли сломить ее. Екатерина II возмущалась дерзостью и упорством «побродяжки» и требовала обер-коменданта Чернышева, чтобы добиться всей правды.

Екатерина II не имела кровных связей с царствующей династией. По сути, при появлении законного наследника, женщина должна была отречься от власти и передать все права на неё тому, в чьих жилах текла настоящая кровь рода Романовых. Такая ситуация спровоцировала появление разного рода самозванцев, объявлявших себя без зазрения совести подлинными претендентами на престол.
Екатерина II не имела кровных связей с царствующей династией. По сути, при появлении законного наследника, женщина должна была отречься от власти и передать все права на неё тому, в чьих жилах текла настоящая кровь рода Романовых. Такая ситуация спровоцировала появление разного рода самозванцев, объявлявших себя без зазрения совести подлинными претендентами на престол.

 

Допрос

Но, не смотря на все лишения и мучения, княжна продолжала упорствовать и умоляла своих палачей пожалеть ее будущего ребенка, которого она ждала от Алексея Орлова. Чтобы сохранить ребенка, она была согласна поехать в ссылку, в Сибирь, в монастырь. Она была уверена, что граф тоже арестован.
Когда императрица узнала подробности похищения княжны, она была возмущена подлостью Алексея Орлова. » Предатель по природе! – шевельнулось в уме Екатерины, при мыслях об услугах графа. – Даже Радзивилл не предал своей возлюбленной, хотя ему грозила ссылка и разорение громадных имений! А Орлов на все готов, не гнушается ничем, не задумывается и способен на многое другое!» Она вспомнила строки письма давнего времени: «Матушка, царица, прости, не думали, не гадали… »

Опала

Графа Орлова ждали из Италии со дня на день, он спешил предстать перед императрицей к торжеству празднования турецкого мира.
Прибыв во дворец, граф Орлов почувствовал более, чем прохладную обстановку. Приближенные императрицы просто не замечали его, императрица сказалась больной. Его принял только Потемкин, который произнес: – Нынче все не в меру, через край!
Орлов задумался: «Ведь это он хватил не в меру, через край!»

Те времена не отличались гуманностью. Тараканову пытали на допросах.
Те времена не отличались гуманностью. Тараканову пытали на допросах.

На следующий день он был принят императрицей, которая высказалась: «А вы, батюшка, пересолили в препорученном деле».
Граф спросил, чем же он прогневил ее, она ответила:
«Ведь пленница-то наша ждет от вас ребенка. Впрочем, можно поправить, поезжайте в крепость и к торжеству возвращайтесь женихом».
Она решила, в самом деле, женить графа Орлова на этой «побродяжке», чем не пара русский сановник и граф?

В Петропаловской крепости у самозванки начались приступы лихорадки, она сильно похудела, пошла ртом кровь
В Петропавловской крепости у самозванки начались приступы лихорадки, она сильно похудела, пошла ртом кровь

Петропавловская крепость

Увидев княжну, граф Орлов был поражен страшной худобой недавно обворожительной и изящной женщины. У него шевельнулось чувство жалости и вины за содеянное. Но, вспомнив наказ императрицы, он сразу приступил к его выполнению.
Поняв его сущность, княжна с горечью сказала ему:
– Она так боится, что не успеет узнать… – что я убегу от нее… в могилу… Решила все-таки через тебя попробовать. Послала – и ты пришел. После всего, что сделал. Не постыдился. Точнее, стыдился, но пришел. Потому что раб… На рабов не сердятся. Как на этих солдатиков несчастных. Они мне как родные…
– Клянусь на кресте! Я тебя любил.
– Не надо. В любовь мы играли. Оба.
– Я не играл. Я любил. Я и сейчас тебя люблю.
– Тогда еще страшнее… Я играла с тобой. И думала, что выиграла. И проиграла, потому что я впервые встретилась с любовью раба.
– Теперь я знаю, в этой стране распоряжается только она, вы – рабы, даже добрейший князь Голицын…, с добрейшей улыбкой вздернет меня на дыбу, если она прикажет. Хозяйка…

Раскаяние

Он старался оправдываться, объясняя, да, он верный раб государыни и только исполнял приказ императрицы – доставить княжну любым способом в Россию.
Затем он клялся в любви, предлагал руку и сердце, титул, богатство, преданность.
Но она уже ничему не верила, ожидая очередной подлости, и обоснованно, поскольку он снова пытался выведать ее происхождение.
– Вон, изверг, вон! Заклейменный предатель и палач! – закричала арестантка и потеряла сознание.

Настораживает тот факт, что никакого официального расследования для выяснения личности самозванки Екатерина II не предпринимала.
Настораживает тот факт, что никакого официального расследования для выяснения личности самозванки Екатерина II не предпринимала.

Раздраженный неудачей граф покинул каземат и, подойдя к князю Вяземскому, произнес:
– Много с ней возятся, нужно применить другие меры.
– Какие же, батенька, меры? Она при последних днях… не придушить же ее.
– А почему бы и нет? – произнес Алексей Орлов. – Жалеть таких?!

Князь Вяземский был шокирован его советом. Об этой встрече он доложил императрице, она приняла жесткое решение. Екатерина II, узнав подробности похищения княжны Таракановой и подлой игры похитителя Алексея Орлова, отвернулась от него и приказала скрыться с ее глаз…

Он был раздавлен двумя женщинами: мужественной, фанатичной княжной и властной, сильной императрицей.

Смерть Самозванки

Через некоторое время княжна родила мальчика, которого нарекли Александром Алексеевым, сыном Чесменского.
Его мать, княжна Тараканова, умирая, для исповеди позвала православного священника, но и ему ни в чем не призналась. Она настаивала, что не самозванка, а законная наследница императрицы Елизаветы Петровны. Она жила и умерла свободной.
Обрядов при ее погребении не было. Ее загадочная жизнь не раз служила сюжетом для романистов: Данилевского, Мельникова, Панина, Руднева, Васильчикова и др.
Алексей Григорьевич удалился в Москву, а вскоре увез к себе сына Александра, которого многие действительно считали сыном княжны Таракановой и Алексея Орлова-Чесменского и который погиб в конце 18-го века в должности бригадира.

Она сводила с ума герцогов и кардиналов, князей и банкиров, но стремительно взлетев, также стремительно и пала, унеся в могилу тайну своего рождения.
Она сводила с ума герцогов и кардиналов, князей и банкиров, но стремительно взлетев, также стремительно и пала, унеся в могилу тайну своего рождения.

По мнению историков, Алексей всю жизнь вспоминал погубленную им самозванку и не находил успокоения. Именно в этом граф признается Екатерине II во время их последней встречи: «Не могу, – ответил он на предложение императрицы подыскать ему жену. – После нее – все пустое… Будто опоила она меня. Забыть ее не могу… Вот ведь как оказалось-то: всю жизнь она преследует меня… «.

Конец Графа

Но в 1782 году, в 45 лет, граф женился на Авдотье Николаевне Лопухиной. Через три года у них родилась дочь Анна. Брак был недолгим, Авдотья Николаевна скончалась в возрасте 24 лет вскоре, после рождения второго ребенка – сына Ивана, который умер в 4-х летнем возрасте.
После счастливого, но короткого брака, оставившего на руках у графа маленькую дочь Анну, Алексея Григорьевича еще ожидала любовная история скандально-бытового характера, за которой история с княжной Таракановой сама собой отходила на дальний план.

В Москве Орлов встретил даму на 30 лет моложе его самого, Бахметеву (урожденную княжну Львову), и они полюбили друг друга. Бахметева была замужем. Муж ее унижал и обижал. В конце концов, бедная женщина решилась бежать из дома и нашла спасение под покровительством Орлова. По законам того времени муж мог с полицией требовать выдачи жены. Алексей Григорьевич, вопреки закону и мнению света, решил дать убежище любимой женщине, и заступиться за нее. Поселившись в доме Орлова, Бахметева занялась воспитанием Анны, которая называла ее «голубушкой-сестрицей», и очень привязалась к ней. Новая возлюбленная графа была невероятно активной женщиной: она шила, разводила коров, делала сыры, устраивала Алексею Григорьевичу бурные сцены из-за его попыток оказать ей материальную помощь – ведь она считала себя финансово-независимой.

Словом, старость Алексея Орлова не только не была одинокой, но и не отличалась гробовым спокойствием.

По свидетельству Московского Митрополита Платона, граф Алексей Орлов скончался в Рождество 1807 года. Историк Данилевский свидетельствовал: «Достоверно известно, муки графа перед смертью были особенно невыносимы. Чтобы не было на улице слышно ужасных стонов и криков умирающего «исполина века», было приказано домашнему оркестру играть как можно громче».
Отпевали графа в Ризoположенской церкви что на углу Донской улицы и Ленинского проспекта. Она и сегодня в числе действующих церквей.

Комментарии к статье (0)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.