Джучи. Пасынок Чингисхана. Часть 2. Восстания сына

Джучи. Пасынок Чингисхана. Часть 2

Как известно, Чингис-хан разделил Монгольскую империю на четыре улуса, поставив во главе каждого из них своих сыновей от Борте, то есть Джучи, Чагатая, Угэдэя и Тулуя.

Административная работа

Джучи-хан решал более скромные задачи: во-первых, подчинить кыпчакские племена, обитавшие к западу от Балхаша.

Во-вторых, создать систему управления на территории Казахстана, уже включенной в Монгольскую империю.

Именно этим он и занимался, пока Чингис-хан, разгромив в ноябре 1221 г. на берегах Инда войска наследника хорезмшаха Мухаммада Джелал ад-Дина, неторопливо возвращался в Монголию.

Лето 1222 г. Чингис-хан провел с армией в районе Гиндукуша. Через год он находился вблизи Сырдарьи, где летом 1223 г. созвал большой курултай. Джучи-хан на нем не присутствовал – однако не из-за обострения отношений с отцом.

Более того, на этом курултае, очевидно, было утверждено важное для Джучи-хана решение, свидетельствовавшее о высокой степени доверия к нему со стороны Чингис-хана.

Как известно, Чингис-хан разделил Монгольскую империю на четыре улуса, поставив во главе каждого из них своих сыновей от Борте, то есть Джучи, Чагатая, Угэдэя и Тулуя.

Но когда он это сделал – неизвестно. Считается, что в конце жизни. Однако есть основания думать, что разделение империи на улусы не было единовременным актом.

Первым улус получил в управление Джучи-хан. И произошло это во время встречи царевичей с Чингис-ханом летом 1221 г. в Талькане.

Мнения, что улус был выделен Джучи-хану в 1221 г., придерживался автор труда “Списки устроителя мира” (“Нусах-и-джеханара”) ГаффариКаз-вини (1565 г.).

В нем читаем: “Чингисхан во время похода на Таджиков дал ему (Джучи) Дешт-и Кипчак и Хорезм до крайнего севера

Еще ранее, в XV в., об этом же писал анонимный автор книги “Родословная тюрок” (“Шаджарат ал-тюрк”).

“В достоверных книгах истории, – говорится в ней, – записано, что после завоевания Хорезма, по приказу Чингизхана, Хорезм и Дешт-и Кипчак от границ Каялыка до отдаленнейших мест Саксина, страны Хазар, Булгар, Алан, Башкир, Урусов и Черкесов.

Копыто татарской лошади

джучи

Вплоть до тех мест, куда достигнет копыто татарской лошади, стали принадлежать Джучи-хану, и он в этих странах утверждался на престоле ханства и на троне правления.

Хорезм был завоеван к лету 1221 г., то есть до встречи Чингис-хана с сыновьями в Талькане. Так что и ГаффариКазвини и анонимный автор “Родословной тюрок” считают, что улус был выделен Джучи-хану летом 1221 года.

А вот относительно того, какие территории первоначально входили в него, мнения их различаются. Казвини полагал, что Улус Джучи-хана в момент его образования состоял из Хорезма, верховьев Сырдарьи, части Восточного Дешт-и Кыпчака, части Семиречья и Прииртышья.

Остальные перечисленные в “Родословной тюрок” народы и страны в 1221 г. не могли быть переданы под управление Джучи-хана уже потому, что они еще не входили в состав Монгольской империи. “То, что к улусу Джучи ко времени его смерти принадлежала северная часть Семиречья и Хорезмская степь, – пишет М. Г. Сафаргалиев.

Это несомненно, однако окраины Саксина и Булгар при жизни Джучи, по-видимому, не входили в его улус.

Передвижение монголов на запад произошло уже при Батые, когда на курултае 1229 г. ему было поручено завоевание земель, расположенных на западе… только тогда войско монголов дошло до Яика.

Доклад Субэдэя

Очевидно, что предположение Рашид ад-дина о том, что Джучи-хан летом 1221 г. получил от Чингисхана приказ захватить Дешт-и Кипчак, Русь и т.д., неверно.

джучи

Но ведь когда-то и кому-то такое поручение было сделано. Э. Хара-Даван считает, что Чингис-хан дал его на курултае летом 1223 г., но не конкретно Джучи-хану, а сыновьям совместно.

“На этом торжественном и многолюдном собрании… Чингис-хан, – пишет он, – восседал на мухаммедовом золотом троне, доставленном из Самарканда.

На курултай прибыл и Субэдэй, возвратившийся из южно-русских степей со своим отрядом.

Летописец рассказывает, что Чингис-хан был так заинтересован докладом о совершенном набеге, что выслушивал его ежедневно в течение нескольких часов.

И решил тогда же завещать своим наследникам задачу покорения Европы.

Отказ Джучи

В цитированном отрывке содержится ошибка. Встреча Чингис-хана с Субэдэй-нойоном произошла не в 1223 г., а летом-осенью 1224 г., и не на Сырдарье, а в Прииртышье.

джучи

Именно тогда и там Чингис-хан принял принципиальное решение о Западном походе. При этом, видимо, точной даты его начала установлено не было.

Во всяком случае никаких приготовлений к нему в 1225 г. не велось, а в 1226 – 1227 гг., то есть до смерти Чингис-хана, основные монгольские силы были связаны войной против тангутского государства Си-Ся.

То, что решение о проведении Западного похода было принято не в 1221 г. или 1223 г., а в 1224 г., и притом без привязки к определенному сроку.

Что позволяет прояснить и запутанный вопрос о взаимоотношениях между Чингисханом и Джучи-ханом.

Средневековые повествования связывают их резкое обострение именно с отказом Джучи-хана выполнить приказ отца и предпринять поход для завоевания территорий от Центрального Казахстана до, как минимум, Дуная.

Следовательно это обострение отношений не могло произойти раньше второй половины 1224 г., ибо нельзя ослушаться не отданного приказа. Более того, логичнее предположить, что оно случилось не ранее 1226 года.

И отнюдь не из-за отказа Джучи-хана ринуться в авантюру на Западе.

Но, согласно распространенной точке зрения, в 1223 г., их отношения – из-за строптивости и непослушания Джучи-хана – уже были на грани разрыва.

Ссора с отцом

Неспроста же Джучи-хан не присутствовал на курултае 1223 г. на Сырдарье. Действительно, неспроста, но не из-за ссоры с отцом. Причина была иной. Еще до начала курултая было решено завершить его грандиозной облавной охотой на куланов.

И именно Джучи-хану отец поручил пригнать табуны куланов к месту охоты, что тот и сделал, да еще и пригнал отцу в подарок 20 000 белых коней.

джучи

А вскоре после охоты Чингис-хан вместе со всеми сыновьями отправился в верховья Иртыша, где сделал длительную остановку.

Затем Чингис-хан с тремя младшими сыновьями и армией ушел в Монголию, куда и прибыл в середине 1225 года. А Джучи-хан остался в Дешт-и Кыпчаке управлять своим улусом.

Кроме того, видимо, именно в 1224 г. на Иртыше он получил от отца задание, но не то, о котором с легкой руки Рашид ад-дина пишут многие, а куда более скромное: завоевать Восточный Дешт-и Кыпчак до Волги включительно и тем самым подготовить плацдарм для великого Западного похода.

Вот это задание Чингис-ханаДжучи и не выполнил, ибо не располагал силами даже для ограниченных завоеваний на западе – отец выделил ему всего четыре тысячи воинов.

И Чингис-хан это понимал.

Отсюда вытекает, что Джучи-хан должен был действовать не в одиночестве, а совместно с приданными ему туменами из основного состава монгольской армии.

Но ему их до самой смерти никто не предложил. Вернувшаяся в родные степи в середине 1225 г. монгольская армия нуждалась в передышке: ветераны должны были отдохнуть, новобранцы – получиться, конское поголовье – пополниться.

А в 1226 – 1227 гг. о Западном походе и вовсе забыли. Монгольская армия во главе с Чингис-ханом вела в тот период ожесточенную войну с тангутами.

Восстать против отца

Из вышеизложенного следует, что отношения между Чингис-ханом и Джучи-ханом приняли конфликтный характер не в 1223 – 1222 гг. Как можно было бы полагать на основе сообщения Рашид ад-дина, и совсем не потому, что Джучи-хан не исполнил повеление отца о проведении большого похода на Запад.

На основе анализа имеющихся в моем распоряжении фактов, я пришел к следующим выводам: во-первых, отношения между Чингис-ханом и Джучи-ханом обострились не ранее второй половины 1225 г., скорее в 1226 г.

Во-вторых, обострение было вызвано не недовольством отца поведением сына, а отчуждением Джучи-хана от Чингис-хана.

“Когда Туши, старший сын Чингиз-хана, – читаем у ал-Джуздани, – увидел воздух и воду Кипчакской земли, то он нашел, что во всем мире не может быть земли приятнее этой, воздуха лучше этого, воды слаще этой, лугов и пастбищ обширнее этих.

В ум его стало проникать желание восстать против своего отца; он сказал своим приближенным: “Чингиз-хан сошел с ума, что губит столько народа и разрушает столько царств.

Мне кажется наиболее целесообразным умертвить отца на охоте и сблизиться с султаном Мухаммедом, привести это государство в цветущее состояние и оказать помощь мусульманам.

Продолжение следует…

Читайте также: Джучи. Пасынок Чингисхана. Часть 1

Комментарии к статье (0)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.