Крестоносцы АДА — LegendaPress

Крестоносцы АДА

В 1095 г., осенью, в Клермоне (Южная Франция) собрался большой церковный собор, на котором папа Урбан II возвестил о начале крестового похода и произнёс большую рассчитанную на разжигание христианского фанатизма речь перед многочисленными слушателями, собравшимися на Клермонской равнине за городом. В речи папы особенно ярко и выпукло была выражена истинная, чисто грабительская цель крестовых походов.

Идти на Восток

Клермонский собор
Клермонский собор. 1095 год.

«Земля, которую вы населяете,— сказал папа, обращаясь к слушателям,— …сделалась тесной при вашей многочисленности. Богатствами она не обильна и едва даёт хлеб тем, кто её обрабатывает. Отсюда происходит то, что вы друг друга кусаете и друг с другом сражаетесь… Теперь же может прекратиться ваша ненависть, смолкнет вражда и задремлет междоусобие.

Предпримите путь ко гробу святому, исторгните ту землю у нечестивого народа и подчините её себе». «Кто здесь горестен,— продолжал папа, — и беден, там будет богат». Прельстив присутствовавших перспективами богатой добычи на Востоке, Урбан II сразу же нашёл среди них горячий отклик. Наэлектризованные заманчивыми обещаниями слушатели закричали: «Бог того хочет! Бог того хочет!» — и бросились нашивать красные кресты на свою одежду.

Весть о решении идти на Восток быстро облетела Западную Европу. Участники движения получили наименование крестоносцев. Всем крестоносцам церковь обещала ряд льгот: отсрочку платежей по долгам, охрану семей и имущества, прощение грехов и т. д.

Оглашение первого крестового похода.

 

Идея экспедиции в Палестину очень сильно разожгла души. Помимо высоких мыслей о небесной благодати каждый видел способ улучшения своего положения: крепостные, прикрепленные к земле, мечтающие о независимости, младшие в семье, лишенные наследства по праву первородства, сеньоры, обделенные при дележе и желающие обогатиться, монахи, уставшие от строгости монастырских порядков; одним словом, все обиженные судьбой — и их было много — создали в своих воображениях самое заманчивое будущее.

Все в Палестину

Вскоре это стало настоящей горячкой: сеньоры, крепостные, монахи, женщины, дети, все хотели в поход; каждый продал то, что имел, чтобы вооружиться, и более 1,3 миллиона человек вскоре были готовы пойти в Палестину.

Горячка с каждым днем становилась острее, кто уже был готов в поход, не хотели ждать образования регулярной армии и весной 1095г. громадные толпы со всех сторон собрались и двинулись к Дунаю. От Северного моря до Табра все двигалось. В некоторых деревнях все обитатели двинулись в поход, захватив все свое имущество. Вся Европа направилась в Азию.

По мере того, как эти толпы приближались к так пылко желаемой цели, их сумасшествие становилось все более интенсивным. Чудеса, явления следовали одни за другим каждый день в их горячих головах, здравомыслие в которых было потеряно навсегда.

Петр Пустынник
Петр Пустынник во главе крестового похода бедноты указывает путь на Иерусалим.

Самая большая толпа, которая направилась на Восток, была под руководством самого Петра Эрмита и бедного рыцаря Готье без Имущества. Вначале в европейских странах, через которые она проходила, их принимали достаточно хорошо; но прибыв в Болгарию, она встретила полухристианское поселение, которое отказало бесплатно принимать такую ораву.

Раздраженные этим отказом крестоносцы без колебания захватывали силой то, что им не хотели дать и начали грабить деревни и истреблять жителей. Но они имели дело со стойким народом, и тот платил им тем же и убил, топил значительное количество агрессоров. Последним ничего не оставалось, как спасаться бегством. Прибыв к Константинополю уже в значительно меньшем количестве, они встретили толпу тевтонцев, итальянцев, гасконцев, галуазов, провансальцев, прибывших раньше. Объединившись с этой полудикой ордой, они стали грабить и убивать, бесчинствовать с неописуемой дикостью.

Желая быстрее избавиться от них, византийцы дали им корабли, чтобы они оказались за Босфором.

Сумасшествие

Таким образом, около ста тысяч человек были переплавлены в Малую Азию. Там они вскоре начали свои дикие выходки, единственное объяснение которым, с точки зрения жителей христиан или мусульман, было их очевидное сумасшествие. По рассказу Анны Комнен, дочери императора христиан Константинополя, одной из предпочтительной забавой их было убивать встретившихся им детей, резать их на куски и жарить. Вполне оправданно, оплачивая тем же, турки методично их гнали и убивали как диких зверей. Из их костей воздвигали гигантские пирамиды.

Первая армия крестоносцев, которая насчитывала множество сотен тысяч людей, вскоре была полностью разгромлена; но за ними приближались регулярные соединения под предводительством самых могущественных христианских сеньоров. Арабы никогда не имели такую внушительную армию. Она состояла из 700 тысяч прекрасно вооруженных людей, разделенных на группы. Одна из них, руководимая Годфруа де Буиллоном, герцогом Нижнего Лоррейна, состояла из 80 тысяч лоррейнцев, беварцев и саксонцев.

Прибыв в Малую Азию, крестоносцы осадили Нисе. Разгромив армию турков, они отсекали головы всех раненых и торжественно вернулись в свой лагерь с трофеями, привязанными к седлам, а потом их бросали в осажденный город.

Военное преимущество крестоносцев, которым противостояли разобщенные войска сельджуков, было очевидным.

Конечно, это не было способом завоевать уважения жителей. То, что их ждали, последние подчинились императору Константинополя и крестоносцы, их союзники, должны были отступить.

Оставалось примерно 200 лье до Сирии. Крестоносцы, далеко от желания щадить население, лишь бы пополнить свои запасы, опустошали страну до того, что вскоре начался голод. Раздор начался и в рядах. Два важных руководителя, Танкред и Бодуин, начали сражение между собой, потом Бодуин отделился от своих компаньонов со своей армией, чтобы грабить и вести войну в свою пользу.

Болезни и голод продолжали все больше и больше опустошать ряды крестоносцев, и Петр Эрмит потерял веру в успех экспедиции и оставил лагерь. Вскоре был пойман и приведен в лагерь, и прибит палкой Танкредом.

Беспорядок

К тому же в армии царил полный беспорядок. Случаи шпионажа были так часты, что Богсмонд решил, что шпионы будут разрезаны на куски и зажарены, чтобы накормить голодных солдат.

Поведение крестоносцев во всей компании не сравнимо с поведением даже самых кровожадных дикарей.

Шла бы речь о союзниках, врагах, группе женщин, детей и стариков, которые бы стояли перед воинами — их поведение было одно и то же: они без разбора убивали и грабили. Рассказы христианских летописцев содержат на каждой странице доказательства их глупой жестокости. Следующий рассказ очевидца Роберта ле Муане (монаха) о поведении крестоносцев в городе Маррат будет достаточным, чтобы показать как крестоносцы вели войну. Чуть дальше опишем взятие Иерусалима.

» Наши, говорит набожный и сострадательный летописец, пробегали улицы, площади, крыши домов, пресыщаясь резней как львица, у которой увели детей; они резали на куски детей, молодых людей и стариков, согнувшихся под тяжестью лет; они не щадили никого, для ускорения вешали нескольких жертв на одну веревку. Удивительная вещь! Странное зрелище видеть как многочисленная и хорошо вооруженная армия позволяет безнаказанно убивать так, чтобы никто не сопротивлялся! Наши захватывали все, что они находили; они вскрывали животы мертвых и оттуда доставали украшения и золото.

О, мерзкая алчность к золоту! Ручьи крови текли на всех улицах города, и везде куча мертвецов! О, слепая нация и все приговорено к смерти! Среди такого множества населения никто не хотел переходить в христианскую веру. Наконец Богемонд всех приглашенных запер в башне дворца; он приказал убить старух и стариков и слабых; сохранил молодых и сильных, и приказал их отвести в Антиху, чтобы продать. Эта резня турков происходила 12 декабря, в воскресенье; однако, в один день это не могло закончиться: назавтра наши убивали остальных.»

Штурм Иерусалима 1099

Понятно, каково было мнение Востока, более цивилизованного, о таких противниках: в их хрониках полно грубого презрения, которое инспирировали крестоносцы. «Они не заслуживают имени человека»,- писал чуть позже великий персидский поэт Саади.

Иерусалим

Когда христиане прибыли к Иерусалиму, из более чем миллиона человек, вышедших из Европы, осталось двадцать тысяч. Эта гигантская армия, которая могла бы завоевать весь мир, если бы она состояла из других людей, была почти полностью уничтожена. Голод, чума, междоусобные войны значительно больше, чем сражения, все это разгромило армию.

Тогда Иерусалим принадлежал Султану Египта, который отвоевал его у турков. Крестоносцы захватили его 15 июля 1099г. Явление святого Георгия на Оливковой горе их настолько вдохновило, что они побежали к степям и преодолели их.

Их поведение в святом городе было совсем отлично от поведения великодушного халифа Омара по отношению к христианам несколько веков тому назад.

» Когда наши, писал Раймонд де Ажиль, каноник Пуи, овладели земляными валами и башнями, можно было видеть удивительные вещи среди Сарацинов: одни были с отрубленными головами, и это было самое меньшее, что могло с ними случиться, другие, пронзенные стрелами, сброшены с высот стен; наконец, другие, после долгих мучений были брошены в огонь. На улицах, площадях Иерусалима везде валялись кучи голов, рук и ног. Везде можно было идти, только перешагивая через трупы. Но все это еще цветочки…»

Добрый каноник

Добрый каноник дает милое описание истребления десяти тысяч мусульман, спрятавшихся в мечети Омара:

» Было столько крови, говорит он, пролитой в старинном храме Соломона, что мертвые тела плавали на паперти; отрезанные руки и ноги соединялись с чужим телом, и нельзя было разобрать, что кому принадлежит. Солдаты, сами устроившие эту резню, едва выдерживали исходящего оттуда запаха.»

За первым истреблением, признанным недостаточным, совет крестоносцев решил уничтожить на корню жителей Иерусалима; магометан, евреев и христиан-раскольников. Число их достигало 60 тысяч. Операция длилась 8 дней, несмотря на усердие набожных рыцарей, женщины, дети, старики — никто не спасся.

Истребление населения

Чтобы отдохнуть от этих тяжких трудов, истребления всего населения, крестоносцы предались самым отвратительным оргиям. Сами христианские летописцы, несмотря на все их снисхождение, возмущаются поведением защитников веры: казначей Бернард называет их сумасшедшими; архиепископ Дола Бодин сравнивает их с кобылами, валяющимися в грязи ‘computruerunt illi, tanquam jumenta in stercoribus’.

Народам завоёванных стран крестовые походы не принесли ничего, кроме бесчисленных бедствий и разорения.

Взятие Иерусалима произвело большую сенсацию как в исламском мире, так и в христианском. Казалось, что престиж последователей пророка такой большой на протяжении пяти веков, непоколебим.

Но если потрясение среди мусульман было сильно, обратная сторона медали, результатом этих ужасов было прекращение всех междоусобных разбирательств; Султан Каира забыл свое соперничество с халифом Багдада, и они менялись послами для согласования мер избавления от этого бедствия.

Завоевание Иерусалима христианам стоило жизни одного миллиона людей и разрушения части Европы. Могли бы надеяться, что они сумеют сохранить завоевание, доставшееся такой дорогой ценой. Ничего подобного не произошло; Иерусалим вскоре пал и навсегда попал под законы последователей пророка.

Годфруа был избран королем Иерусалима. Это он заслужил за храбрость, которую показал; но одной храбрости недостаточно, чтобы организовать империю. Новый король показал себя более слабым администратором по сравнению с тем, что он был храбрым полководцем. Вскоре он умер, и его наследник Бодуин не показал себя более способным, чем он.

Правление франков

К моменту смерти Бодуина, 1119г., правление франков в Палестине продолжалось 20 лет, и оно проявилось только в возникновении руин и уменьшении числа жителей. Феодализм был введен как в Европе, и территория была разделена между графами Триполи, Аскалом, Яффа и т.д., которые постоянно воевали между собой. Все маленькие тираны, спешившие к быстрому обогащению, быстро привели страну, такую богатую под мудрым руководством арабов, к разрушению. Вот как их современник епископ Акра Жак де Ритри судит в своей истории Иерусалима о наследниках первых крестоносцев:

» Поколение скверное, порочное, дети преступников и дегенератов, люди распущенные, нарушители божеских законов — выходцы из первых крестоносцев, людей религиозных и богоугодных, как осадок от вина, как выжимка от олив или как сорная трава на пшеничном поле и ржавчина на бронзе… По малейшему поводу между ними возникал спор, гражданская война; даже часто они за поддержкой в борьбе против собратьев обращались к врагам нашей веры… На земле обетованной были только безбожники, святотатцы, воры, неверные женам, отцеубийцы, клятвопреступники, шуты, похотливые монахи и распутные священнослужители.»

Гиом де Тир не менее двусмыслен. Призвав сыновей крестоносцев ‘потерянное поколение, извращенные хулители веры, готовые перейти к бесчинствам’, он добавляет: «Такие их чудовищные пророки, и если писатель взялся бы это описать, он бы изнемог под тяжестью подобных сюжетов и из-под его пера скорее вышла бы сатира, чем история».

Второй крестовый поход

В то время как христиане продолжали разрушать страну, мусульмане постепенно отвоевывали то, что они потеряли. Их успех в Сирии, в частности, взятие Едеса так напугало христиан Палестины, что они поспешили просить участие Европы.

Сарацины в битве с крестоносцами.

Второй крестовый поход был организован во имя их спасения. Святой Бернанд преуспел в стимулировании религиозного энтузиазма. Людовик VII, король Франции пошел на Палестину как предводитель нового крестового похода, а Конрод III Германса присоединился к нему. Людовик VII прибыл в Малую Азию с армией в 100 тысяч человек и прибыл в Антиох, откуда направился в Иерусалим как простой паломник. Армию Конрода III постигла та же участь.

Поведение крестоносцев во втором крестовом походе было таким же как в первом: ‘мало крестоносцев, говорит каноник Анкетил в своей истории, имели чисто религиозные мотивы. Не было ни одного ужасного преступления, грабежа, позорного акта, в котором бы не упрекали их.’ Святой Бернанд этими ужасными выходками объясняет неуспех нового похода.

Саладин

Прославленному султану Саладину удалось окончательно изгнать христиан из Иерусалима. После того как он объединил под своей рукой в единую империю Египет, Аравию и Месопотамию, он проник в Сирию, разгромил и взял в плен грустного короля Иерусалима — Ги ля Люзильяка и освободил в 1187г. Святой город далек до того, чтобы повторить дикое поведение первых крестоносцев и устроить резню всех христиан, он ограничился маленькой податью и запретил грабеж.

Завоевания крестоносцев на Ближнем Востоке оказались чрезвычайно непрочными и недолговечными

Латинские кварталы Иерусалима были разрушены за период длиной 88 лет. Семь веков прошло после этих событий и, несмотря ни на какие усилия христианского мира, святой город оставался в руках последователей Мухаммеда.

Резюме

История неудачных усилий Европы для повторного завоевания Иерусалима, то есть история последних шести крестовых походов, представляет слабый интерес; ограничимся коротким резюме.

Это Гьом, архиепископ Тира в Финикии, наставлял третий поход (1189-1192). Во главе стояли Филипп-Август, король Франции, Ричард Львиное Сердце, король Англии и Фредерик Барбарос, император Германии, т.е. тир самых мощных правителя Европы.

Барбарос умер в Малой Азии после принятия бани в водах Сиднуса, до Сирии дошли жалкие остатки его армии. Филиппу-Августу вскоре все надоело, и после недолгого пребывания в Палестине он пошел в Тир для возвращения морем домой, оставив армию из десяти тысяч человек под руководством герцога Бургундского. Оставшись верховным командующим, Ричард Львиное Сердце продолжил дикие действия, присущие первому крестовому походу. Он начал с резни трех тысяч пленных, которым обещал жизнь, перед лагерем мусульман занялся всякого сорта убийствами и грабежами.

Ричарда Львиное Сердце

Понятен эффект, который должен был произвести такие действия на рыцаря Саладина, который так великодушно и бережно обращался с христианами Иерусалима и во время болезни Филиппа-Августа и Ричарда Львиное Сердце, посылая им провизию и воду. Он вначале смутно представлял пропасть, которая разделяла мысли и чувства цивилизованного человека и варвара, но потом понял, что с бешеными себе подобными можно обращаться только как с дикими животными. Ричард вскоре был вынужден покинуть Палестину, даже не представ перед Иерусалимом.

Третий поход имел результатом только то, что оказали поддержку христианам в прибрежных городах, что еще оставалось в их руках. Чтобы достичь такого незначительного результата три самых могущественных короля Европы объединили свои силы.

Четвертый поход (1202-1204) возглавлял Бодуин, граф Фландрии. До этого походы осуществлялись по земле. Они на этот раз решили прийти морем и прямиком направились из Зара в Константинополь, тогдашнюю столицу христианской империи.

Четвертый поход

Прибыв в Константинополь, некоторые крестоносцы сделали разумный вывод, что Сирия далека и слишком разорена предыдущими захватчиками, чтобы предоставить богатую добычу, в то время, как Константинополь под рукой, там много богатства. Правильность этих замечаний казалась очевидной и решились на грабеж города, куда вошли союзники, и добрые рыцари бросились разорять его до основания. В Константинополе сосредоточились драгоценные собрания живописи и греческой, латинской литературы.

Но эти богатства для крестоносцев начала 13-го века представляли такой интерес, что они не могли подарить какому-либо племени краснокожих. Только золото и серебро не могли быть разбросаны или брошены в море. Весь мрамор Лизипа, Фидаса, Праксителя был разрушен; важные работы Демосфена, Диодора, Полиба и т.д. потеряны навсегда.

Крестоносцы взяли Константинополь штурмом и подвергли весь город невероятному разграблению (1204 г.).

Пресыщенные добычей, Бодуин и его компаньоны нисколько не думали продолжать путь к Палестине. Бодуин заставил признать себя императором и Инносан III признавая, что христиане виновны в самых ужасных выходках, утвердил выбор. Нет нужды добавлять, что власть нового короля была эфемерной: воины христиане были очень темными варварами, чтобы основать империю надолго; они умели только разрушать и их краткое пребывание в Константинополе не имело другого результата, кроме как потеря драгоценных антикварных греко-латинских богатств.

Пятый и шестой

Пятый и шестой крестовые походы были незначительными экспедициями. Мало озабоченные идти и бороться за Иерусалим, большинство крестоносцев направилось к Египту в надежде захватить богатую добычу. Но им не пришлось идти далеко, они вынуждены были отступить.

Маленькая армия под командованием Фредерика II, германца, направилась к Иерусалиму. Этот принц, благодаря договору о союзе с мусульманами, получил разрешение войти как союзник в Иерусалим; но он должен был вернуться в Европу, не получив другого результата, кроме этого маленького удовольствия.

Впрочем, характер крестовых походов изменился по сравнению с первоначальными намерениями. Орды людей бросившихся в Азию были заменены маленькими экспедициями, где каждый выступал в своих интересах, ища, прежде всего, способы обогащения.

Несмотря на пять крестовых походов, последовавших за первым, Иерусалим и Палестина почти полностью оставались в руках мусульман. Святой Луи решился на новую попытку, и в 1248 он предпринял седьмой крестовый поход. Выйдя из Эгу-Морт с 50 тысячью людей, он направился к Египту и высадился в Дамиете, которого вскоре он захватил; потом направился к Каиру, но его армия была полностью разгромлена, а сам пленен. Освобожденный за выкуп, он прибыл в Сирию, где несмотря на двухлетнее пребывание ничего не достиг и должен был вернуться во Францию, даже близко не подойдя к Иерусалиму.

Святой Луи

Несмотря на этот провал, святой Луи не потерял храбрость и через шестнадцать лет предпринял новый крестовый поход. Отправившись 4 июля 1270 из Эгу-Морт с тридцатью тысячами пехотинцев и шестью тысячами кавалеристов, направился к Тунису с химерической надеждой, что правителем тем был христианин. Вскоре, схватив чуму при осаде этого города, он умер 25 августа 1270г.

Этот восьмой крестовый поход был последним. Эра этих больших экспедиций закрылась навсегда. Восток окончательно остался в руках последователей пророка.

Христиане быстро теряли то малое, что они имели в Палестине. Напрасно папы прилагали все усилия, чтобы разбудить рвение верных, было поздно; вера была угасающей в душах; активность народов Запада направилась к другим объектам.

Читайте дальше Страшный и Ужасный. Рыцарь Средневековья.

Читайте дальше Гигиена в Средние века

 

Комментарии к статье (0)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.