Бонни и Клайд. Убийственная парочка — LegendaPress

Бонни и Клайд. Убийственная парочка

Бонни Паркер и Клайд Бэрроу, в начале 30-х годов колесившие по Америке, были безжалостными убийцами, но оказались увековеченными в фильмах, песнях и легендах. Правда, Бонни и Клайд так и не стали великими гангстерами — большинство краж и ограблений они совершали на бензоколонках, в бакалейных лавках и закусочных небольших городов. Но жестокость и безрассудная дерзость, с которой совершались эти преступления, сделали их поистине легендарными.

Бонни родилась в бедной семье каменщика и швеи с тремя детьми. Клайд-в семье бедных фермеров с семью детьми. Бонни училась хорошо, была модницей, писала стихи. Клайд, судя по всему, образованием не блистал.
Бонни родилась в бедной семье каменщика и швеи с тремя детьми. Клайд-в семье бедных фермеров с семью детьми. Бонни училась хорошо, была модницей, писала стихи. Клайд, судя по всему, образованием не блистал.

Банда дорожных грабителей, колесивших по пыльным трассам южных штатов, вошла в историю мировой криминалистики. Не потому, что нои были самые успешные, самые богатые или самые талантливые. Просто они были невероятно жестоки, злы и бесшабашны в своих поступках. Их дерзость с лихвой компенсировала отсутствие мозгов и криминального таланта. Их любовь… У них не было любви. По той простой причине, что Клайд Бэрроу был гомосексуалистом, и никогда этого не скрывал. А Бонни Паркер, хоть и была нимфоманкой, была для него скорее боевой подругой, чем объектом любви.

Клайд Бэрроу родился 24 марта 1909 года. Он был третьим ребенком в многодетной шахтерской семье, обитавшей где-то на просторах Техаса. Вместе со старшим братом Баком они вступили на путь криминала уже в юном возрасте. За мелкие кражи братьев сослали в исправительную школу, которая еще больше испортила их характеры. Клайд стал воровать в мелких закусочных и заправочных станциях, стараясь не привлекать внимания копов. Бак тем временем сел за решетку за неудачное ограбление вагона-ресторана, а Клайд отправился в свободное плаванье. Погожим январским утром 21-летний Клайд Бэрроу вошел в небольшую далласскую закусочную и встретил там свою судьбу.

В дневниках она называла себя «маленький блондинистый комочек». Бонни Паркер было 20 лет. И её возбуждало оружие. Рассказы о драка и налетах вскружили ей голову. Она влюбилась в Клайда с первого взгляда. Главными объектами их страсти были оружие и деньги. Это было посильнее секса и любви.

Считается, что Бонни стала мозговым центром банды и благодаря ей, преступления вышли на новый уровень.
Считается, что Бонни стала мозговым центром банды и благодаря ей, преступления вышли на новый уровень.

Каждый день они ездили на природу, дабы расстрелять несколько десятков патронов, и через несколько месяцев стали великолепными стрелками. Их тандем работал слаженно, как швейцарские часы. Бонни ждет за рулем. Клайд «берет кассу», мимоходом отстреливается, прыгает в машину, и они уносятся прочь от очередного кафе или заправки. Счастье неуловимости продолжалось недолго. Вскоре Бэрроу взяли в его квартирке в Далласе. По двум доказанным эпизодам он получил два года тюрьмы. Совершил побег, был вскоре схвачен и снова оказался в тюрьме. Но мать Клайда вымолила прощение для сына. Местный прокурор отпустил юного негодяя на поруки.

Во время отсидки Клайд почувствовал весь вкус тюремной жизни. И поклялся за решетку больше не возвращаться. В стенах колонии он успел безнаказанно убить одного доносчика. Это убийство разожгло в нем новую страсть. Он жаждал крови.

Клайд вышел из тюрьмы в 1932 году совсем другим человеком. "Что-то ужасное случилось с ним там", - говорила потом сестра Бэрроу Мари. Это "ужасное" было первым убийством - Клайд забил до смерти заключенного, изнасиловавшего его.
Клайд вышел из тюрьмы в 1932 году совсем другим человеком. «Что-то ужасное случилось с ним там», — говорила потом сестра Бэрроу Мари. Это «ужасное» было первым убийством — Клайд забил до смерти заключенного, изнасиловавшего его.

Бонни тоже «отмотала» небольшой срок за угон автомобиля. Когда сладкая парочка объединилась вновь, их уже невозможно было остановить. Они грабили все магазины, которые попадались им на пути. В Хилсборо из-за 10 долларов выручки они пристрелили хозяина-ювелира. В августе 1932 убили двух полицейских, когда те просто хотели проверить их документы.

Наконец им улыбнулась удача: удалось обчистить склад с оружием. Теперь их кровавая эпопея набирала обороты. Они расстреливали полицейские кордоны, неслись по дорогам и совершали прочие подобного рода «подвиги».

Бонни и Клайд вели жизнь самых настоящих бродяг: спали на улице, питались тем, что добывали в мелких лавках, напивались до беспамятства. Казалось, они сознательно шли на гибель, прекрасно зная, что не останутся в живых. Во время последней встречи с матерью Бонни попросила: "Когда нас убьют, не говори плохо о Клайде.
Бонни и Клайд вели жизнь самых настоящих бродяг: спали на улице, питались тем, что добывали в мелких лавках, напивались до беспамятства. Казалось, они сознательно шли на гибель, прекрасно зная, что не останутся в живых. Во время последней встречи с матерью Бонни попросила: «Когда нас убьют, не говори плохо о Клайде.

Ночевали молодые отморозки под открытым небом, у костра, где Бонни писала напыщенные стихи, в которых представляла их новыми героями Дикого Запада. Осенью к банде присоединился Рой Гамильтон, который был наемным убийцей. Он с удовольствием спал с Бонни. И иногда с Клайдом.

Убивали они без разбора. Простых рабочих, бакалейщиков, полицейских. Однажды похитили из гаража рабочего, Уильяма Джонса, которого угрозами заставили участвовать в их команде. Несколько лет он таскался следом за преступниками, помогая в их грязных делах.

В конце концов, они переключились на мелкие банки. К банде примкнул вышедший из тюрьмы Бак и его жена Бланш. Однажды теплая компания отсиживалась после очередного ограбления в небольшом домике. Их окружила местная полиция. Хозяин, сдававший жилье в наем, опознал в девушке Бонни. В результате перестрелке Бак был убит, Бланш сдалась полиции, а Бонни и Клайд бежали, получил легкие ранения. Джонс тоже бежал, и вскоре сдался техасской полиции. Он заключил сделку, став главным свидетелем по их делу, в обмен на смягчение наказания.

После ареста Гамильтона Бонни научилась стрелять и проявила истинную страсть к огнестрельному оружию. Их машина превратилась в настоящий арсенал: несколько автоматов, винтовок и охотничьих ружей, дюжина револьверов и пистолетов, тысячи патронов. Бонни учит Клайда в считанные секунды выхватывать винтовку из специально вшитого вдоль ноги кармана. Эта своеобразная виртуозность необычайно развлекает обоих. Они вырабатывают собственный элегантный стиль убийств.
После ареста Гамильтона Бонни научилась стрелять и проявила истинную страсть к огнестрельному оружию. Их машина превратилась в настоящий арсенал: несколько автоматов, винтовок и охотничьих ружей, дюжина револьверов и пистолетов, тысячи патронов. Бонни учит Клайда в считанные секунды выхватывать винтовку из специально вшитого вдоль ноги кармана. Эта своеобразная виртуозность необычайно развлекает обоих. Они вырабатывают собственный элегантный стиль убийств.

В конечном счете даже основатель ФБР Эдгар Гувер вышел из себя: «Клайд — психопат. Его нужно уничтожить, как взбесившееся животное». Они стали изгоями даже в среде гангстеров, которые считали их «беспредельщиками». Было принято негласное решение — при малейшей возможности сдать Бонни и Клайда копам. Это не будет расценено как предательство. Они поставили себя вне закона и понятий, стали алчными убийцами, ради прихоти проливавшими реки крови.

Дело было поручено великому охотнику за головами Фрэнку Хамеру, на счету которого уже были 65 пойманных преступников. Он педантично изучил все маршруты парочки, методы их работы и нашел определенную закономерность. Он шел по следу, словно хорошая легавая.

В апреле Хамер смог взять в оборот третьего члена банды, Генри Метвина, который согласился сдать убийц, в обмен на помилование. Генри сообщил, что их база находится на отцовской ферме.

За ними постоянно охотилась полиция. Однако до поры до времени им невероятно везло. Впрочем, им было совершенно нечего терять, поэтому любые попытки полицейских достать эту банду наталкивались на стрельбу.
За ними постоянно охотилась полиция. Однако до поры до времени им невероятно везло. Впрочем, им было совершенно нечего терять, поэтому любые попытки полицейских достать эту банду наталкивались на стрельбу.

Ранним майским утром 1934 года Бонни и Клайд возвращались на свежеугнанном «Форде» на ферму, чтобы отдохнуть, и поделить добычу. С собой у них было две тысячи патронов, три винтовки, двенадцать пистолетов и два ружья. Клайд вышел из машины, осмотрелся и сдвинул на краешек носа пижонские темные очки. Навстречу ему вышел отец Метвина. Клайд поинтересовался, где сын фермера, но тот лишь затрясся от страха, увидев приближающихся копов. Фермер спрятался под грузовиком. Бонни улыбнулась и распахнула багажник машины. Они даже не услышали приказа сдаваться. Свинцовый шквал накрыл их. Тела бандитов разворотило под градом пуль. Копы стреляли до тех пор, пока «Форд» не превратился в решето.

Позже Фрэнк Хеймер скажет журналистам: Жаль, что я убил девчонку. Она мне так нравилась. У нас даже роман был… Однако он изначально был обречён на печальный исход.
Позже Фрэнк Хеймер скажет журналистам: Жаль, что я убил девчонку. Она мне так нравилась. У нас даже роман был… Однако он изначально был обречён на печальный исход.

Это было сенсацией. Тела парочки убийц были выставлены в морге на всеобщее обозрение. 50 пуль застряли в их телах. Их убили так же, как убивали они. Без сожаления и сострадания.

Изуродованные тела преступников были выставлены на всеобщее обозрение в морге, и желающие за один доллар могли посмотреть на них. Любопытных оказалось довольно много… Фотографии убитых бандитов опубликовали все газеты.
Изуродованные тела преступников были выставлены на всеобщее обозрение в морге, и желающие за один доллар могли посмотреть на них. Любопытных оказалось довольно много… Фотографии убитых бандитов опубликовали все газеты.

Рой Гамильтон, которого взяли десять лет спустя, вспоминал о них: «Они любили убивать людей, видеть, как течет кровь, и получали удовольствие от этого зрелища. И никогда не упускали возможности насладиться видом чужой смерти. Эти люди не знали, что такое жалость и сострадание».

Комментарии к статье (0)

Добавить комментарий

Индекс цитирования.